13:19 

helfort
27.07.2014 в 15:59
Пишет Yin:

Интерлюдия: архетипично про формирование способности к контакту
Хотела я уж наконец поведать про прерывание контакта, но перед этим не могу не вставить мааааленькую интерлюдию про формирование способности контактировать с реальностью.
Кажется, мои тексты все меньше научны, и все больше становятся художественными. У Хиллмана в его "Исцеляющем вымысле" было про такие психотерапевтические истории.


Полный контакт (фулл-контакт) - это "идеальное" общение, "идеальная" любовь к ближнему своему; он - зрелая замена симбиотическому слиянию, "единению с природой".
У Фромма в его классическом "Искусстве любить" вы можете, кстати, почитать, почему человеку нужна эта замена и как он страдает, когда осознает, что слияние для него невозможно.


В слиянии я - часть тебя, ты - часть меня, мы близки как никогда, мы не существуем друг без друга, мы половинки, которые только вместе составляют единое целое (и хорошо, что хотя бы вдвоем целое, вы только представьте, каково тем, кто любой отрыв, любую непохожесть и несогласие с его мнением воспринимает как потерю себя).
В контакте оба участника являются отдельными полноценными личностями - но при этом они оба рядом, они открыты друг другу, они любят друг друга. Не обязательно романтической, сексуальной или детской/родительской любовью - любовь может быть дружеской или ученической, или любовь к коллеге, или даже любовь к случайному прохожему.

Но как же человек научается контакту? Как он обучается любви и уважению, как он становится отдельной личностью, способной любить и сотрудничать с окружающими?



Симбиотическое слияние для каждого из нас является первой встречей с реальностью. Младенец слит с матерью и миром, он не существует отдельно от них, он - это мир и мир - это он.
Слияние блаженно, но оно терпит крах о фрейдовский "принцип реальности". Блаженный союз недостижим, мама - отдельный от меня человек, мои желания, мысли и эмоции не являются абсолютными. Напротив, они лишь крохотная часть огромной Реальности, я - лишь человек, один из многих.
Чтобы справиться с этим разочарованием, человек-герой встает на долгий путь, который приведет его от слияния через сепарацию к сотрудничеству и контакту с реальностью. Из куска влажного мяса и "чувствующей машины" он превратится в полноценную отдельную личность, занимающую свое достойное место в мире реальности.


До того, как превратиться в такую личность, он пройдет три этапа - слияние, сепарацию и сотрудничество. Если маленькому герою повезет, мир будет достаточно к нему благосклонен и даст все необходимые ресурсы для выживания и успешного решения жизненных задач. Если нет, по завершению всех трех этапов ему предстоит мучительное перерешение всех неправильно пройденных этапов.



На этапе слияния задача героя - насытиться дарами архетипичной Богини-Матери (материнской функции). Он пассивен, а мир готов удовлетворять его желания. Но если Богиня-Мать не будет столь благосклонна, он окажется выброшен из рая раньше, чем насытится. Родители, которые не воплощают Богиню-Мать - те, кто требует от ребенка ранней самостоятельности и независимости; они не хотят или не готовы отдавать ему свои ресурсы.

На этапе сепарации задача героя - осознать свою отдельность, впервые встретиться с Самостью. Родители должны быть готовы принять растущую индивидуальность ребенка, который впервые желает сам, самостоятельно исполнять свои желания. Родитель становится архетипическим Наставником (отцовской функцией), который помогает герою встретиться с Самостью и обучает его, как с ней обращаться. Но если родитель не готов принять эту роль, а власть над ребенком использует для удовлетворения собственных потребностей (нарциссическое расширение), то ребенок оказывается сожран. Такие родители требуют подчинения и холодно-неэмпатичны, они требовательны и слепо-жестоки, будучи неспособны разглядеть в своем ребенке отдельную личность.

И на этапе сотрудничества он учится общаться с реальностью - гармонично сочетать свои потребности и желания реальности. Родитель уже не играет такую активную роль, но все равно остается в виде поддержки, воплощая в себе одновременно и Богиню-Мать, и Наставника. Богиня-мать учит ребенка уважать других и сотрудничать, а Наставник - конкурировать и требовать уважения к себе. Это гармоничное сочетание самостоятельности и сотрудничества, а также агрессии и умения выигрывать. Здесь родитель может свалиться в одну из крайностей - либо он жестоко выбрасывает ребенка в реальность, ставя перед ним непомерные требования, либо запирает его от реальности, становясь сверхопекающим. Но его роль уже сыграна по большому счету, он уже лишь поддержка, важная и нужная, но не жизненно необходимая.


Выполнение этих задач не привязано четко к возрастным этапам. Чистая задача насыщения слиянием длится первый год жизни, и все основные решения, касающеся этой задачи, принимаются именно в этот период. В год начинают все больше занимать задачи сепарации, а пик принятых решений на сепарацию приходится на три года. Слияние все еще жизненно необходимо, но все основные решения уже приняты. В три года только-только начинают появляться первые задачи на сотрудничество, хотя гораздо важнее здесь сепаративные решения, которые и занимают его до 6-7 лет. Лет в 12-13 с началом переходного возраста на первый план выходит сотрудничество. Еще остаются буквально единицы решений на слияние и сепарацию, но основная масса принятых решений связана именно с сотрудничеством. И в лет этак 18 этап активных жизненных решений заканчивается.


После 18 человек выходит в реальность и начинает жить самостоятельно.
Если все этапы пройдены более-менее успешно, то он лишь расширяет и углубляет свои решения.
Если какие-то решения были травматичны, то он сталкивается с новой задачей - перерешением. Ему все еще нужны и Богиня-Мать, и Наставник, но реальные родители уже неспособны быть их полным воплощением (особенно если и раньше не могли).

Если он так и не сможет перерешить все, что он не достиг в детстве, он обречен на мучительное повторение этих жизненных вызовов и задач.


Однако, если он смог перерешить все, то он сам становится Богиней-Матерью и Наставником. Или для собственных детей - или для всего остального общества, помогая героям со страниц книг, из рамок картин; он пишет, рассказывает, творит, передает эти архетипические образы дальше, для новых героев.

URL записи

URL
   

Green room

главная