14:41 

helfort
15.04.2014 в 12:56
Пишет Yin:

6. Отвергающий Родитель и Нуждающийся Ребенок.
Чем меньше женщину мы любим - тем больше нравимся мы ей.
Один прозорливый, но глупый поэт.




С реальностью у зависимых хронический неконтакт.
Страшная она, реальность. Непонятная. Там некоторые слова причиняют боль и нет волшебства "все и сразу". И мама не любит. Даже если говорит, что любит, я все равно чувствую, что это не так.
Я бегу от этой реальности в простые и понятные вещи. В онлайн-игры, где есть волшебство. В работу - не слишком приятно, но можно выплатить ипотеку, Потому Что У Каждого Человека Должен Быть Свой Дом. У меня в жизни есть небольшие радости - например, выкурить сигатерку или проваляться вечером перед телевизором. Только курить и мало двигаться вредно для здоровья, поэтому я хожу в спортзал и правильно питаюсь.
Но в моей жизни вдруг заводится непонятное создание противоположного пола. И оно утверждает, что мы с ним отношаемся. Вроде как. И это немного здорово, потому что создание иногда говорит мне комплименты, делает подарки или готовит кушать. Удобное создание. И не то чтобы мне были нужны комплименты или котлетки - просто почему-то мне кажется, что Каждый Человек Должен Иметь Семью.

Только это создание, черт бы его побрал, какое-то непонятное. Оно постоянно чего-то хочет. Или не хочет. Еще у него бывает плохое настроение и оно иногда болеет. И вообще оно шевелится, дышит, ходит, и делает это совершенно как-то непонятно!

Более того!
Оно имеет какую-то совершенно другую точку зрения на вещи! На всё вокруг! Например, оно почему-то считает, что Динамо круче Спартака. Или что в нормальной семье принято на обед есть суп (интересно, зачем?). Или оно почему-то считает, что я не уделяю ему достаточно внимания - а по-моему, вполне достаточно. А еще оно кидает обувь как попало, а я об нее спотыкаюсь. И с крышкой для унитаза мы так ничего и не решили.

И что самое ужасное - созданию периодически что-то нужно от меня. И если ему не дать то, что оно хочет, оно становится очень грустное или наоборот - очень злое, а виноват в этом, понимаешь ли, я.
Кошмарное создание, скажу я вам. Я совершенно не знаю, как с ним отношаться. Оно слишком сложное и непонятное.

Но я же взрослый человек, мне уже н-цать лет. И до этого я как-то прожил, неконтактируя с реальностью - так чего же мне бояться этого существа?
Мой секрет - стереотипы и социальные роли. "Как у всех нормальных людей", "должен" и "надо". Настоящая Женщина, Настоящий Мужчина, нормальная семья. Настоящий русский мужик. Баба-стерва. Нормальные отношения. В этом возрасте уже пора. Должен приносить зарплату. Бесчуственная скотина. Мозги полощет. Цветы на восьмое марта. Женщина - хранительница очага.

Существо, кстати, тоже так умеет. И мы отлично живем - ему тоже удобнее со мной как можно меньше контачить. Быт как-то держится, ну и отлично. Большего и не надо.



Коль уж мы говорим про любовные отношения, стереотипы и привычные схемы будут в основном касаться гендерных ролей и представлений о нормальной семье. "Успешность" таких отношений зависит от того, насколько каждый из существ сможет впарить свои представления о должном партнеру. И от того, насколько хорошо он сможет играть навязанные ему роли.

Самые прочные и самые долговечные отношения в такой вот Настоящей Любви основаны на нескольких фиксированных ролях. Конечно же, в первую очередь это берновские Игры - где ходы заранее известны всем участникам.
Треугольник - одна из многих десятков таких игр. Одна из самых популярных.

Но кроме него, есть еще одна очень популярная пара ролей - Отвергающий Родитель и Нуждающийся Ребенок. Роли эти хорошо усвоены большинством людей на подсознательном уровне. И большинство людей играет в них так же профессионально, как в Треугольник Карпмана. Только эта партия на двоих.
Один партнер недоволен, другой стремится его умаслить.
Один партнер страдает от одиночества, другого раздражает его навязчивость.

В первую очередь это - травма, тяжелая травма отвержения.
А во-вторых это - игра. Классическая берновская игра.


Структура слияние-бегство - так по-умному зовется эта вечная игра в догонялки.
Один партнер стремится к слиянию, к близости и заботе, другой всячески близости избегает.

Эта структура соответствует травме отвержения. Травма происходит тогда, когда маленький ребенок нуждается в любви и принятии, когда он зависим от любви родителя, а родитель этой любви не дает.

Причем не дает не потому, что не чувствует потребностей ребенка, как можно подумать. Как раз наоборот - очень даже чувствует и очень даже эмпатирует. Зависимость и слабость его ребенка резонирует с Внутренним Ребенком самого родителя.
Но для травмированного родителя это ощущение непереносимо. Его самого в детстве недолюбили, его бросали, его ругали за слабость, а его зависимость и желание угодить использовали в корыстных целях.
А травма - если вы помните - это в числе прочего еще и неправильно принятое решение. В травме отвержения в картину мира встраивается лживое представление о том, что он виноват в том, что ему больно - виноват потому, что он слаб и зависим. Хотя на самом деле виноваты родители, которые использовали его зависимость и желание угодить для своих собственных нужд.

Травмированный родитель, во-первых, проецирует собственную зависимую и уязвимую часть на ребенка. Потому что он не в состоянии эту часть почувствовать и не травмироваться опять. Во-вторых, в соответствии со своей картиной мира, он стремится всеми силами уничтожить слабость как таковую.
Попав в травму отвержения, родитель становится неоправданно жесток к своему ребенку, и его агрессия гораздо выше здорового уровня.

А что в этот момент делает ребенок? С одной стороны, он не в состоянии пережить свою уязвимость без мамы - он не обладает еще достаточными навыками самоуспокоения. И не научится никогда. Потому что кроме как от мамы, ему больше неоткуда взять так называемый "хороший внутренний объект", который необходим для самоуспокоения.

Он усваивает ту же травматическую установку, что и родитель: "Я виноват в том, что я слаб".

Но вот ребенок вырос. Дитя слабо и зависимо по своей природе, но взрослый человек - нет. Однако, не получив принятия в детстве, и обесценивая и отвергая собственную слабость, человек словно застывает во времени. Его психика замораживается в той ситуации, когда его отвергли. Он одновременно болезненно зависим от признания окружающих, и в то же время всячески отрицает свою зависимость.
Он бы мог уже давно перешагнуть этот этап, если бы отказался от той внушенной ему установки: "Слабый ты отвратителен, твоя слабость дает окружающим право поступать с тобой как угодно". Почувствовать свою боль от одиночества, гнев на эксплуатирующих его зависимость родителей, и свое огромное желание быть принятым.
И только почувствовав все это, погрузившись в это, просить помощи и получить ее. А затем понять, что все уже прошло, что больше не нужно никого просить о помощи - взрослый человек может помочь себе сам.


Вместо этого он пытается вырвать из себя эту слабость, не чувствовать ее, игнорировать ее, спрятать ее как можно глубже, как нечто постыдное, и никому никогда не показывать. Но зависимость и потребность в близком и поддерживающем человеке нельзя спрятать - шила в мешке не утаишь.

И вот он вырастет и... да-да, превратится в такого же Отвергающего Родителя.


Тогда же и рождается игра - социально приемлимый способ действовать в эмоционально неприемлимой ситуации.
Две роли фиксируются в сознании, и впоследствии повторяются в подходящих условиях.
Из роли Нуждающегося Ребенка человек научается со временем извлекать выигрыш. Во-первых, сочувствие и упоение ролью отвергнутого, во-вторых - виктимная выгода (покорность снижает градус агрессии, типичный способ уменьшить ущерб), в-третьих - само по себе ощущение безопасности от нахождения в фиксированной роли (тот самый страх зависимых перед свободой).

При этом он иногда сознательно, а иногда бессознательно стремится попасть в роль Отвергающего Родителя. Потому что там, в травме, его родитель "победил" его - а человек всегда стремится занять место победителя.



Все, что хоть как-нибудь похоже на нелюбовь и отвержение, будет выбрасывать зависимого в привычную роль Нуждающегося Ребенка. Косой взгляд в метро. Грубость продавщицы. Плохое настроение партнера. Замечание учителя.
Огромное количество происшествий трактуются одним-единственным способом - меня не любят. Потому что травма. Даже если это посторонние люди, и их любовь даром не нужна. Даже если недовольное лицо из-за мозоли на пальце.

Ну а все, что хоть как-то похоже на слабость и на то, что кто-то от меня зависим, будит во мне Отвергающего Родителя. Моя девушка, которая скучает по мне. Покупатель просит поменять испорченный товар. Сестра позвонила и просит помощи с домашним заданием. Друг просит денег в долг. Одна роль, одна трактовка - слабые должны сдохнуть.

Любое заискивание выбрасывает партнера в Отвергающего Родителя, отвержение - в Нуждающегося Ребенка. И поди слови, когда еще ты общаешься с человеком, а когда уже со своей травмой.

Любимые игры Нуждающегося Ребенка - "Недотепа", "Деревянная нога", "Дурачок", "Дай мне пинка".
Любимые игры Отвергающего Родителя - "Если бы не ты...", "Попался, сукин сын", "Ну не ужасно ли?"


И еще кое-что, насчет любимых ролей.
Выбор любимой роли зависит от того, поощрялась ли в семье роль слабость и беспомощность, либо же от ребенка требовали быть взрослым и держать себя в руках.
Роль Нуждающегося Ребенка ретравматизируется по типу отреагирования, то есть просто повторения травмирующей ситуации.
Роль Отвергающего родителя ретравматизируется с помощью идентификации с агрессором, поскольку эта роль "сильнее".

Но если любимой роли нет, то точно так же, как и в Треугольнике, такая парочка кружится в бесконечном вальсе - навязываясь и отвергая, отвергая и навязываясь. Когда один нуждается, другой холоден. Стоит отойти в сторону, и холодный уже бежит навстречу и жаждет объятий. Это же классика: "хочешь, чтобы мужчина тебя любил, будь к нему равнодушна", или "женщины влюбляются в плохих парней".
Любовью в такой паре и не пахнет. У Нуждающегося Ребенка есть только детское выпрашивание внимания и попытка сделать из заботливого партнера родителя. Отвергающий Родитель же обретает власть и поддерживает таким образом свое Эго. Да, это у него такое представление о власти - отвергнуть, оставить, быть независимым. Потому что именно так властвовали над ним его родители - угрожая оставить в одиночестве.

В конечном счете, эта схема - ровно та же самая зависимость.
Тот же самый игровой коридор, который дают роли, тот же самый побег от реальности. Человек закрывается в своем внутреннем мире, где есть только зависимость и бегство от нее, лишаясь способности воспринимать иные социальные роли.




В общем и целом, про механизмы и причины зависимостей я уже рассказала.
Но дальше все гораздо интереснее! Потому что впереди еще как минимум десять (матерь божья!..) постов, где я подробнейше отвечу на Главный Вопрос Жизни, Вселенной и Вообще - что со всем этим делать.
И следующий пост одновременно откроет вопрос "что делать", и закроет тему любовной зависимости. В следующий раз - о том, что делать с теми, кто зависит от тебя и с теми, от кого ты зависишь.






 

URL записи

URL
   

Green room

главная